Рыдания вызывающий рассказ про унизительное наказание крапивой парня подростка женщинами

Позорное, унизительное и рыдания вызывающее наказание крапивой по голой попе парня подростка женщинами конечно же нужно практиковать, когда есть за что. Но, иногда наказание для подростка становится настоящей пыткой.

Особенно, если наказывают крапивой по голой попе парня зрелые женщины да еще и наказывают так, что бы парню подростку было стыдно, за то что он сделал и так, что бы наказание позорное крапивой по попе голой надолго подростку запомнилось.

рассказ про унизительное наказание крапивой парня подростка женщинами

рассказ про унизительное наказание крапивой парня подростка женщинами

И оно запоминается наказание это позорное крапивой по голой попе, если наказать парня подростка так, как наказали однажды меня две женщины — моя тетя которая тогда моим воспитанием занималась и ее подруга, соседка тетя Люда, которая жила за стенкой нашего общего дома и занималась воспитанием моего малолетнего дружка Сереги и дочки своей Ирки, моей ровесницы. Серега на то время был младше меня на пару лет, а самому мне только пятнадцать исполнилось.

И в свои пятнадцать с хвостиком я уже чувствовал себя настоящим мужиком самостоятельным и тетю свою мало праздновал, как и сестру двоюродную Машку, тоже мою ровесницу и тетину дочку. Гулял где хотел и с кем хотел, не обращая внимания на тетины вопли по этому поводу. И я искренне сочувствовал дружку своему Сереге, которого тетя Люда мама его, часто довольно наказывала строго за всякие шалости. Раздевала догола, лупила крапивой или ремнем по заднице и ставила в угол раздумывать над своим поведением.

Она и тете моей часто жаловалась, что опять сынок ее провинился и пришлось его раздеть и всыпать по попе голой в воспитательных целях конечно и советовала даже тете моей проделать со мной тоже самое, иначе мол мужика толкового из меня не получится. Но, тетю свою я праздновал мало и сомневаюсь что у нее такое со мной крутым пацаном каким я себя считал, что то бы получилось. Так что тетя моя только грустно вздыхала и что делать со мной просто не знала.

Но, однажды я круто попал. Попал так, что и сам в тот момент не знал что мне делать, а женщины воспользовавшись моментом и моей растерянностью, меня же строго и позорно крапивой наказали. Так наказали, что я кардинально изменил свое поведение и отношение к жизни к тете и к женщинам вообще. А дело было так…

Я связался с корешами круче и постарше себя и даже выпивал сними частенько от чего тетя моя даже плакала иногда и естественно, что мне хотелось тоже как они выглядеть крутым и деловым пацаном, а не мальчиком подростком. Я даже за девками как они пытался охотиться уже и интересоваться вообще женским полом. И кореша мои мне в этом помогали как могли. Даже журнал похабный притащил кто то что бы в нем на голых женщин посмотрел поближе. Я этот журнал выменял у них на целую кучу ценных вещей и домой потащил.

Сереге дружку своему тоже показал. Он же пацан все таки и ему на женщин голых поглядеть было не меньше охота чем мне. Но, мне нужно было идти куда то по делам и Серега гад выпросил у меня на время этот пошлый журнал, обещая вернуть когда я вернусь. И я ему его дал на свою голову…

А когда домой вернулся, то меня ждал дома не Серега, а его разъяренная мама тетя Люда. Я сразу же по выражению ее морды лица понял что дело пахнет скибидаром и не ошибся. Какими словами женщина меня только не называла. Но главное было не это. По ее женскому мнению, я был настоящим извращенцем, а не мальчиком подростком и я же развращал ее невинного малолетнего сыночка неприличными журналами. Спалила она дружка моего и он конечно же после порки сдал меня с потрохами маме.

А ведь в советские времена такие вещи считались настоящим преступлением, как и развращение детей вот и решила меня Серегина мама сдать в соответствующие органы, для того что бы они уже в колонии занимались моим перевоспитанием. Это было уже слишком как по мне и я в ужасе принялся со слезами на глазах умолять женщин сжалиться надо мной и никуда меня не сдавать. Согласен был даже на любое наказание и женщины наконец то сдались, решив дать мне негодяю еще один шанс последний стать человеком и наказать меня извращенца решили сами.

Тетя Люда вышла куда то и вскоре вернулась. Вернулась и я в осадок выпал тут же. На руке у тети Люды была резиновая посудная перчатка, а в рукой она сжимала огромный пучок крапивы, которой много росло у нас в огороде. Я как то сразу сообразил зачем она крапиву притащила, но поверить не мог в происходящее до тех пор пока не приказали раздеться догола.

Никакие мои мольбы не помогли, разве что Машку сестрицу попросили выйти на время во двор и она вышла презрительно на меня глянув и показав мне на прощание язык. Тоже поняла зараза, что сейчас наказывать крапивой парня будут и факт жабу похоже несказанно порадовал. Еще бы, я же был заклятым врагом своей сестрицы ровесницы.

Тетя моя от трусов сама мне помогла освободиться и вскоре моя задница была уже багровой и горела огнем как солнце на закате, а сам я голый как новорожденный, стоял в углу на коленях всхлипывал от боли стыда и унижения и проклинал тот день когда я на свет появился вообще.

Женщины спокойно сидели за столом, пили чай рассуждали о том какой я негодяй и что наказывать крапивой или ремнем по голой попе меня придется теперь регулярно подобным образом, а вскоре к столу и Машку позвали и представлял я только ее торжествующий взгляд. Я его задницей своей голой чувствовал даже. Видимо после крапивы кожа у меня на попе чувствительной стала.

А затем, часа через полтора, женщины Машку снова попросили выйти, а к столу позвали меня. И я еще час примерно стоял перед ними по стойке смирно в чем мать родила и слушал умные женские речи и нравоучения. Но воспринимал я эти нравоучения очень туго, поскольку мозг мой стыдом был парализован и я был больше озабочен эрекцией, которая никак у меня не проходила и горящим огнем задом. Попробовал было ладошками срам торчащий колом прикрыть, но тут же по рукам получил от тети. Стой мол как следует и не лапай руками то что не надо. Видимо по мнению женщин, стыд тоже является неотъемлемой частью наказания парня подростка, а в том что голому мне стыдно перед ними женщинами торчать,  можно было даже не сомневаться.

Эрекция перед женщинами, делала стыд мой просто невыносимым. Правда, сами женщины делали вид что ничего такого странного не замечают и продолжали по очереди вдалбливать мне в мозги правила поведения. Но, был и еще один вопрос, который волновал женщин и на который по их мнению, я обязательно должен был дать ответ. Где я взял этот похабный журнал. Уж очень им хотелось найти и тех кто мне его дал и сдать их тоже куда следует.

Понятное дело, что я лучше бы умер чем сдал своих крутых корешей, потому как они бы меня накали бы еще круче чем женщины да и не принято было сдавать кого то у нас. Так что я молчал как партизан и только в ответ всхлипывал, не зная что ответить. Если скажу что нашел, все равно мне никто не поверит и мое молчание женщины воспринимали как вызов и не желание стать приличным мальчиком подростком.

Так что наказание мое на этом не закончилось. Пускай негодяй так и сидит под домашним арестом голый до тех пор, пока не вспомнит. Во дворе если на воздухе может гулять, а со двора никуда — объявила приговор тетя Люда устав от моего молчания. А когда моя тетя возразила что неприлично будет мне при Машке сестрице голышом разгуливать, заявила что можно майку надеть и вообще, если я не хочу голым ходить, то могу и вспомнить все прямо сейчас. И еще — с ухмылкой добавила — что бы я не вздумал хвост свой перед девками задирать, намекая на мою бесконечную и отлично заметную женщинам эрекцию, которая и не думала у меня прекращаться.

Позорное, унизительное и рыдания вызывающее наказание крапивой по голой попе парня подростка женщинами конечно же нужно практиковать

Как будто я виноват был в том, что такое произошло. Еще во время позорного наказания крапивой по голой попе у меня как встало там ниже живота все так и стояло и что с этим делать безобразием я и сам не знал. А женщины посмеявшись, отослали меня майку искать и так вот без трусов началась моя новая жизнь и так вот женщины делали из балбеса мальчика подростка настоящего мужчину.

Author: Roman